Энциклопедия вооружений

Оценка возможностей танка PzKpfw V Panther (Пантера)

Оценка проекта

Оценка «Пантеры» является трудным для решения и неоднозначным вопросом, в различных источниках высказываются диаметрально противоположные мнения по этому поводу, отягощённые пропагандой принимавших участие в войне сторон.

Конструкция и потенциал развития

«Пантера» полностью соответствует канонам немецкой школы танкостроения времён Второй мировой войны — размещение трансмиссии в лобовой оконечности машины, боевого отделения с башней в середине корпуса и двигателя в корме. Подвеска индивидуальная с применением двойных торсионов, опорные катки большого диаметра размещены в «шахматном» порядке, ведущие колёса переднего размещения. Соответственно, такие компоновочные и конструктивные решения определяют общий набор достоинств и недостатков «Пантеры». К первым относятся хорошая плавность хода, равномерное распределение массы на узлы подвески, расположение башни по центру корпуса, отсутствие люков на верхней лобовой части корпуса, большой объём боевого отделения, повышающий комфортность работы экипажа. Недостатками являются большая высота танка из-за необходимости передачи крутящего момента от двигателя к агрегатам трансмиссии посредством карданных валов под полом боевого отделения, большая уязвимость узлов трансмиссии и ведущих колёс из-за их размещения в наиболее подверженной обстрелу лобовой части машины, ухудшенные условия работы механика-водителя и стрелка-радиста из-за шума, тепла и запахов, исходящих от узлов и агрегатов трансмиссии. Помимо этого, кроме лучшей заметности на поле боя, большая высота негативно сказывается на общей массе машины, снижая её динамические характеристики по сравнению с танками иной компоновочной схемы.

Схема танка

Ещё одним преимуществом компоновки «Пантеры» являлось расположение топливных баков вне обитаемых мест танка, что повышает пожаробезопасность и выживаемость экипажей при поражении машины. В советских танках плотная компоновка вынуждала располагать топливные баки прямо в боевом отделении. Следует также отметить наличие автоматической системы пожаротушения в моторном отделении немецкого танка. В то же время компоновка не гарантировала защиту танка от пожаров, поскольку в отделении управления «Пантеры» размещались агрегаты трансмиссии, а в боевом отделении — гидропривод механизма поворота башни. Машинное масло в агрегатах трансмиссии и жидкость в гидроприводе легко воспламенялись, не раз очаги возгорания подбитых танков размещались именно в лобовой оконечности машины.

Интересно сравнение «Пантеры» с советским средним танком Т-44, принятым на вооружение в середине 1944 года, но не учавствовавшим в боевых действиях. Советский танк при значительно меньшей массе и габаритах (особенно по высоте) обладал более сильной лобовой и особенно бортовой бронезащитой корпуса, чем «Пантера». Немецким конструкторам вынужденно пришлось увеличить массу и габариты своих новых машин по ходу войны, тогда как советским инженерам удалось создать новые машины за счёт заложенных в компоновке резервов. «Пантера» делалась «с нуля», без преемственности с уже существующими конструкциями, что породило трудности производственного характера. Примечателен тот факт, что проекты вооружения «Пантеры» более мощным 88-мм орудием и усиления её бронезащиты оказались невыполнимыми, то есть потенциал развития базовой конструкции был очень небольшим.

С другой стороны, немецкие конструкторы были удачливы в том плане, что их английские коллеги сумели только к концу войны построить альтернативу «Пантере» в виде «Кометы» уступавшей «Пантере» в бронировании, но превосходя её в маневренности, а американский тяжёлый танк M26 «Першинг», приблизительно равный по характеристикам «Пантере», поступил в небольшом количестве в войска большей частью с целью испытаний в боевой обстановке в феврале 1945 года и не сыграл заметной роли в сражениях Второй мировой войны.

Технологичность

«Пантера» задумывалась как основной танк панцерваффе с довольно большим объёмом производства — 600 танков в месяц. Но большая масса машины, сложность и неотработанность конструкции по сравнению с надёжными и хорошо освоенными в производстве PzKpfw III и PzKpfw IV привели к тому, что объёмы выпуска были гораздо ниже запланированных. При этом развёртывание серийного выпуска «Пантеры» пришлось на весну—лето 1943 года, когда Третий рейх официально вступил в стадию «тотальной войны» и большая часть квалифицированных рабочих, на которых в большой степени основывалась немецкая промышленность, была призвана в вермахт (а потом — и в фольксштурм). Так как их принудительная замена немецкими женщинами была недопустима для руководства Третьего рейха по идеологическим понятиям, пришлось эксплдуатировать военнопленных и насильственно угнанных на работы в Германию гражданских лиц из оккупированных стран Западной и Восточной Европы. Применение рабского труда, атаки англо-американской авиации на заводы, участвующие в производстве «Пантеры» и её узлов, агрегатов и комплектующих, а так же связанные с этим эвакуации и перенаправления грузопотоков не способствовали выполнению производственных планов.

Поэтому, при возможном снятии и PzKpfw III и PzKpfw IV с производства, технологические трудности в проработке нового танка могли привести к резкому провалу в танковом производстве, что было бы неприемлемо для Третьего рейха.

В итоге, немцам пришлось оставить в производстве планировавшийся к снятию PzKpfw IV, и именно он, а не «Пантера», стал наиболее массовым танком (если считать все выпущенные «четвёрки»; за 1943—1945 годы было выпущено приблизительно равное число этих машин) Германии времён Второй мировой войны. Тем самым в роли «основного боевого танка» вермахта в тот период «Пантера» была «на равных» с PzKpfw IV и проиграла Т-34 или «Шерманам», которые являлись самыми массовыми танками стран антигитлеровской коалиции и которых в 1943—1945 годах было построено намного больше, чем «Пантер». Некоторыми историками высказывается мнение, что принятие на вооружение «Пантеры» было ошибкой, в качестве альтернативы ими рассматривается гипотетическая возможность увеличения производства PzKpfw IV.

Надёжность

Попавшие на фронт летом 1943 года танки PzKpfw V «Пантера» отличались довольно низкой для немецких машин надёжностью — небоевые потери среди них были самыми большими. Во многом данный факт объяснялся недоведённостью новой машины и довольно слабым освоением её личным составом. По ходу серийного выпуска некоторые из проблем удалось устранить, другие же продолжали преследовать танк до самого окончания войны. Свою существенную лепту в низкую надёжность машины внесла «шахматная» конструкция ходовой части. Грязь, набивавшаяся между опорных катков машины, зимой часто довольно замерзала и в результате полностью обездвиживала танк. Замена повреждённых подрывами на минах или артиллерийским огнём внутренних опорных катков была очень трудоёмкой операцией, иной раз занимая свыше 10 часов. По сравнению с наиболее массовыми танками противника — «Шерманом» и тем более Т-34 выпуска 1943 года, «Пантера» явно оказывается в проигрышном положении.

Оценка боевого применения

Танк

Оценка в плане использования в бою является самой неоднозначной среди всех аспектов, связанных с «Пантерой». Западные источники склонны к полному доверию немецким данным по боевому использованию «Пантеры», при чём зачастую мемуарного плана, и полностью не замечают советские документальные источники. Такой подход подвергается большой критике в работах российских историков танкостроения М. Барятинского и М. Свирина. Ниже приводится информация, позволяющая составить более объективное мнение о достоинствах и недостатках «Пантеры» в бою.

Танк имел ряд безусловных плюсов — комфортные условия работы экипажа, качественная оптика, высокая скорострельность, большой возимый боезапас и высокая бронепробиваемость пушки KwK 42 не подлежат никакому сомнению. В 1943 году бронепробиваемость снарядов орудия KwK 42 обеспечивала довольно лёгкое поражение любого воевавшего тогда танка стран антигитлеровской коалиции на дистанциях свыше 2000 м, а верхняя лобовая бронеплита хорошо защищала «Пантеру» от вражеских выстрелов, а иногда даже от 122-мм или 152-мм крупнокалиберных за счёт рикошета (хотя в лобовой проекции танка были уязвимые места — маска орудия и нижняя лобовая деталь). Эти бесспорные плюсы послужили базой для идеализации «Пантеры» в популярной литературе.

С другой стороны, в 1944 году ситуация кардинально поменялась — на вооружение ВС СССР, США и Великобритании были приняты новейшие образцы танков, артиллерийских орудий и боеприпасов. Недостаток легирующих элементов для марок броневых сталей заставила немцев применять суррогатные их заменители, и снарядостойкость лобовой брони «Пантер» поздних выпусков значительно упала по сравнению с выпущенными в 1943 году и начале 1944 года машинами. Поэтому борьба с «Пантерой» в лобовом боестолкновении стала более лёгкой. Английские танки и САУ, вооружённые 17-фунтовым орудием с подкалиберными снарядами с отделяющимся поддоном, без особого труда поражали «Пантеру» в лобовую проекцию. 90-мм орудия американских танков M26 «Першинг» и САУ M36 «Джексон» также не имели затруднений в решении данной задачи. Пушки калибров 100, 122 и 152 мм советских танков ИС-2 и САУ СУ-100, ИСУ-122, ИСУ-152 в буквальном смысле проламывали отличавшуюся повышенной хрупкостью броню «Пантеры». Применение тупоголовых снарядов с баллистическим наконечником типов БР-471Б и БР-540Б практически решило проблему с рикошетами, но и при применении остроголовых снарядов хрупкая броня не выдерживала (зафиксирован случай подбития «Пантеры» 122-мм остроголовым снарядом на дистанции примерно 3 км, когда после его рикошета лобовая броня попросту раскололась, а сам танк был выведен из строя). Советские испытания обстрелом продемонстрировали, что 85-мм броня верхней лобовой детали «Пантеры» пробивается 122-мм тупоголовым снарядом на расстоянии 2500 м со значительным запасом по увеличении дистанции обстрела, а при попадании его в башню на расстоянии 1400 м последняя при пробитии насквозь срывается с погона и смещается на 50 см от оси вращения. По итогам стрельб на полигоне также было обнаружено, что 100-мм остроголовый бронебойный снаряд БР-412 из орудия Д-10С самоходной установки СУ-100 может поразить лобовую броню PzKpfw V Panther Ausf. G на расстоянии в 1500 м, превосходя расчётные данные и табличную бронепробиваемость.

Заверения немецкой стороны о превосходстве «Пантеры» над тяжёлыми танками других стран в 1944—1945 годах в известной степени получены выборкой информации, благоприятной для немецкой стороны. Например, вывод о превосходстве «Пантеры» над ИС-2 в лобовом бою совершенно не конкретизирует, какая «Пантера» против какого ИС-2 (их насчитывалось 6 модификаций). Немецкий вывод правдив для «Пантеры» с лобовой бронёй высокого качества против ИС-2 образца 1943 года с литой «ступенчатой» верхней лобовой деталью и остроголовыми бронебойными боеприпасами БР-471 для его орудия — фактически для условий начала — середины 1944 года. Лоб такого ИС-2 поражался орудием KwK 42 с 900—1000 м, тогда как верхняя лобовая деталь «Пантеры» имела большой шанс отразить остроголовый снаряд БР-471. Однако при этом существует весьма большая вероятность выхода из строя коробки перемены передач и бортовых редукторов танка. Тем не менее, выпадение из рассмотрения этого случая можно аргументировать тем, что повреждения трансмиссии не приведут к немедленной безвозвратной потере танка. Более серьёзным контраргументом немецкой оценке служит полное незамечание случая боестолкновения «Пантеры» с лобовой бронёй низкого качества против ИС-2 образца 1944 года с катаной спрямлённой лобовой бронёй и тупоголовыми снарядами БР-471Б. Верхняя лобовая деталь ИС-2 этой модели не пробивалась никакими снарядами 75-мм калибра при стрельбе в упор, тогда как такая же бронедеталь «Пантеры» пробивалась или же раскалывалась на дистанции более 2500 м, причём повреждения в этом и большинстве случаев приводили к безвозвратной потере машины. Так как нижняя лобовая деталь и маска пушки сравниваемых танков были одинаково уязвимы для обеих сторон, это ставит «Пантеру» позднего выпуска при равной выучке экипажей явно в невыгодное положение против ИС-2 образца 1944 года с катаной лобовой бронёй. В целом этот вывод подтверждается советскими отчётами по статистике безвозвратно выведенных из строя ИС-2 в 1944 году. Они утверждают, что снарядные попадания калибра 75 мм были причиной безвозвратных потерь лишь в 18 % случаев.

В 1944 году в боях против советских войск были зафиксированы случаи, когда башня «Пантеры» не выдерживала попадания даже осколочного снаряда. Это было связано с тем, что к тому моменту Германия уже потеряла Никопольское месторождение марганца, а без марганца производство высококачественных сталей (в том числе и брони) невозможно.

Американские источники также утверждают о хорошей стойкости лобовой брони тяжёлых танков M26 «Першинг» и M4A3E2 «Шерман Джамбо» против любых 75-мм пушек противника. В то же время нужно отметить, что ИС-2 был специализированным танком прорыва и вообще не был нацелен на решение противотанковых задач, число же M26 и «Шерман Джамбо» было невелико. Главным противником «Пантеры» продолжали оставаться Т-34 и «Шерман», вооружение которых не обеспечивало надёжного пробивания немецкого танка в лоб, а бронирование не давало надёжной защиты от огня орудия «Пантеры».

Основной слабостью «Пантеры», признаваемой всеми источниками, была её относительно тонкая бортовая броня. Поскольку в наступлении основной задачей танка есть борьба с окопавшейся пехотой, артиллерией и фортификациями противника, которые могут быть хорошо замаскированными или создавать сеть опорных пунктов, важность хорошего бортового бронирования никак нельзя недооценивать — вероятность в таких условиях подставить слабозащищённый борт под огонь противника высока. В отличие от «Тигра» и САУ «Фердинанд», борта «Пантеры» защищала только 40-мм броня вместо 80-мм. Как следствие, при ведении огня по бортам «Пантеры» успеха добивались даже лёгкие 45-мм противотанковые орудия. 76-мм танковые и противотанковые орудия (не говоря о 57-мм ЗИС-2) также вполне уверенно подбивали танк при стрельбе в борт. Именно поэтому «Пантера» не вызвала никакого шока у советских войск, в отличие от «Тигра» или «Фердинанда», в 1943 году практически непробиваемых штатными противотанковыми средствами даже при стрельбе в борт. В то же время, нужно отметить, что слабость бортовой брони была характерна для всех массовых средних танков Второй мировой войны: борта PzKpfw IV были защищены лишь 30-мм вертикальной бронёй, «Шермана» — 38-мм, Т-34 — 45-мм с наклоном. Хорошо защищённые борта были лишь у специализированных тяжёлых танков прорыва, такие как КВ, «Тигр» и ИС-2.

Другим минусом было слабое действие 75-мм осколочно-фугасных снарядов по небронированным целям (по причине высокой начальной скорости орудия, у снарядов были толстые стенки и уменьшенный заряд взрывчатого вещества).

Лучше всего «Пантеры» показали себя в активной обороне в виде засад, поражение наступающих танков противника с больших дистанций, контратак, когда сводится к минимуму влияние слабости бортовой брони. Особенно в данном качестве «Пантеры» имели успех в стеснённых обстоятельствах боя — в городах и горных проходах Италии, в зарослях живых изгородей (бокажах) в Нормандии. Противник был вынужден иметь дело только с солидной лобовой защитой «Пантеры», без возможности фланговой атаки для поражения слабой бортовой брони. С другой стороны, абсолютно любой танк в обороне гораздо более результативен, чем в наступлении, а потому было бы несправедливо приписывать такую эффективность только достоинствам «Пантеры». Помимо этого, поздние проектные разработки по модерн6изации танков «Пантера» путём замены вооружения на ещё более мощную 75-мм пушку L/100 или 88-мм пушку KwK 43 L/71 показывают то, что в конце 1944 — начале 1945 года немецкие специалисты фактически признали недостаточное действие 75-мм KwK 42 по сильнобронированным целям.

Военный историк М. Свирин оценивает «Пантеру» так:

"Да, «Пантера» была сильным и опасным противником, и может считаться одним из наиболее удачных немецких танков Второй мировой войны. Но при этом не следует забывать, что этот танк был очень дорогим и сложным в производстве и обслуживании, а при грамотном противодействии горел не хуже других."

Сгоревшая

Аналоги

В массогабаритной категории 40—50 тонн аналогами «Пантеры» (среднего танка с длинноствольной пушкой унитарного заряжания) могут выступать лишь только советские танки типов КВ-85 и ИС-1, ИС-2 и американский M26 «Першинг». Советские машины официально были тяжёлыми танками прорыва и непосредственной поддержки пехоты, но основное их оружие — 85-мм танковое орудие Д-5Т и 122 мм танковое орудие Д25Т — проектировалось в том числе и как средство борьбы с новыми немецкими тяжёлыми танками. С этой точки зрения они (как танковые орудия) уступают «Пантере» (85 мм- по пробиваемости, 122 мм - по скорострельности и боекомплекту), хотя равные шансы на успех были даже в наиболее выгодном для «Пантеры» лобовом бою (на дистанции до 1000 м для 85 мм Д-5Т и более 2500 м для 122 м Д-25Т). M26 «Першинг» был очень запоздалой реакцией на появление PzKpfw V, но по своим боевым качествам он не уступал уровню «Пантеры», отзывы американских танкистов о своём новом тяжёлом танке были весьма высоки — он позволил им сражаться с «Пантерой» на равных. Наиболее массовый советский тяжёлый танк ИС-2 позднего периода войны при всей внешней схожести его массогабаритных характеристик с «Пантерой» применялся не как основной танк (первичное назначение «Пантеры»), а как танк прорыва с совершенно другим балансом брони и вооружения. К примеру, большое внимание уделялось хорошему бортовому бронированию и мощности огня против небронированных целей. Мощность 122-мм орудия Д-25Т у ИС-2 была почти вдвое выше, чем у 75-мм KwK 42, но заявленные бронепробиваемости были вполне сопоставимы (при этом нужно учитывать разные методики определения бронепробиваемости в СССР и Германии, а также отсутствие в боекомплекте Д-25Т подкалиберного снаряда). В целом обе машины были хорошо приспособлены для уничтожения себе подобных, хотя и на базе разных подходов к решению данной задачи.

Также по концепции близка к «Пантере» английская модификация среднего танка «Шерман» - «Шерман Файрфлай», имевший сравнимую с «Пантерой» (если не превосходящую) бронепробиваемость своего орудия. Но всё же данный танк был намного легче по массе и имел более слабое лобовое бронирование и созданный в конце 1944 года английский танк «Комета» оснащённый 102-мм бронёй лба башни и вооруженный танковым орудием QF 77 mm HV, уступая несколько в бронировании «Пантере», он весил на 10 тонн меньше и имел более высокую огневую мощь, скорость и манёвренность.

Среди поздних немецких танков PzKpfw V «Пантера» являлся самым лёгким, но он был оснащён более мощной защитой лба корпуса, чем «Тигр I», и имел лучшую подвижность по сравнению как с «Тигром I», так и с «Тигром II». Принимая во внимание данные обстоятельства, а также более высокую заявленную бронепробиваемость 75-мм пушки KwK 42 по сравнению с 88-мм пушкой KwK 36 у «Тигра I», некоторые эксперты оценивают «Пантеру» как лучший немецкий тяжёлый танк Второй мировой войны. С другой стороны, такого рода оценки в известной мере условны и не берут во внимание слабость бортового бронирования «Пантеры» и невысокого действия осколочно-фугасного 75-мм снаряда по незащищённым целям.

Сохранившиеся экземпляры

До нашего времени сохранилось 16 танков «Пантера» разных модификаций.
-Бельгия — 3 «Пантеры» установленных в качестве монументов в память об Арденской операции:
-Ausf. G в городе Уффализ;
-в деревне Grandmenil, Мане;
-в деревне Celles (англ.), Уйе.
-Великобритания — 2 танка Ausf. G:
-в танковом музее в Бовингтоне;
-в военном колледже в Шрайвенхеме.
-Германия — 3 танка:
-Ausf. A в танковом музее в Мунстере;
-два танка в техническом музее в Зинсхайме (один из них в полуразрушенном, не реставрированном виде).
-Канада — 1 танк, Ausf. A в канадском военном музее в Оттаве.
-Нидерланды — 2 «Пантеры»:
-Ausf. D в городе Бреда;
-Ausf. G в Национальном военном музее (англ.) в Оверлуне.
-Россия — 1 танк, Ausf. G в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке. В наше время машина восстановлена до ходового состояния и имеет раскраску, характерную для танков 5-й танковой дивизии СС «Wiking».
-США — 5 танков:
-две «Пантеры» Ausf. A и Ausf. G — в музее Абердинского полигона;
-две «Пантеры» Ausf. G - в музее кавалерии и бронетанковых войск (англ.) в Форт-Ноксе;
-Ausf. A - в музее Military Vehicle Technology Foundation в Портола-Вэлли (на ходу, в хорошем состоянии).
-Франция — 4 танка «Пантера» Ausf. A:
-два танка в танковом музее (англ.) в Сомюре;
-два танка находятся в Париже.
-Швейцария — 1 танк, Ausf. D в танковом музее в Туне.
Ещё один танк «Пантера» был вытащен из водоема в селе Искренное, Шполянского района, Черкасской области на Украине. По некоторым данным, данный танк был генеральский. Во время отступления немецких войск «Пантера» скатилась в воду с размытой насыпной дороги. Чтобы вытащить танк со дна водоема, пришлось демонтировать башню с шасси. Танк был отправлен в Германию. Финансирование проекта производилось немецкой стороной. Дальнейшая судьба этого танка неизвестна. Его или продали в частные руки, или он хранится в одном из музеев ВМВ в Германии.